Ясли на колёсах

Ясли на колёсах

Москва – Вильнюс – Будапешт – Загреб – Пула – Водице – Дубровник – Водице – Загреб – Будапешт – Вильнюс – Москва

Текст: Анна Рысь Клятышева
Фото автора

Возможно, в этой поездке не было бы ничего выдающегося, если бы мы не проделали её на мотоциклах с двухлетним ребёнком.


8000 км – не очень большое расстояние, а Хорватия – не самая экзотическая страна. Но попробуйте взять с собой чадо, которому только-только исполнилось два года, и эти километры превратятся в бесконечность. Обычная коляска не годится для такого дела, и наш папа построил сайд-кар по собственному проекту, соблюдая все требования безопасности и комфорта. А сколько брать с собой! Предусмотреть надо было всё: от горшка и куклы до холодильника. К тому же у нашей дочки была очень сильная пищевая аллергия, и кормить её ресторанной едой я не могла (это и вообще не очень-то полезно для таких маленьких). Мне приходилось самой готовить ей еду и брать всю кухню соответственно. Одноконфорочная электроплитка, примус на случай отсутствия электричества, электрический чайник, вся посуда вплоть до ложек, запас пищи – необходима полная автономия, ибо не факт, что под рукой всегда окажется магазин с тем, что надо, а добрый повар согласится сварить то, что надо, да ещё так, как необходимо, или пустит на свою кухню. Плюс палатка и всё прочее, что берёшь с собой обычно. Список вещей занимал четыре страницы формата А4, и впервые в жизни у меня ушло на сборы три полных дня. Когда были сложены последние лекарства и панамки, я не поверила, что всё это мы сможем увезти на двух наших мотоциклах. Но куда деваться? И вот после прыганья на сумках мы всё же стартуем – Ник (Vorai MC Nomads ) и Нелли на Suzuki Boulevard C 90 и я на H .- D . Road King .


Путешествуя с маленьким пупсом, не стоит замахиваться на суточный пробег более 500 км. Во-первых, ребёнок не может всё время сидеть неподвижно, ему надо давать погулять, хотя бы на заправках. Во-вторых, даже если он уже приучен к горшку, терпеть долго он не сможет. Вначале дочка просила остановиться каждые полчаса. К концу она адаптировалась, и мы уже почти не останавливались. В-третьих, ребёнка ясельного возраста надо регулярно кормить четыре раза в день, значит, дважды на дороге. Гружёный колясочник весил около 700 кг и потреблял бензин соответственно, Ник заправлялся каждые 100 км и несколько раз «обсыхал». Всё это ужасно тормозит. С утра я варила малютке кашу, потом мыла посуду, потом готовила еду в дорогу, разливала по термосам, опять мыла посуду – раньше 12:00 выехать никак не получалось. На второй день мы докатили до Вильнюса, где повидались с Vorai MC Lietuva и взяли курс на юг. Ещё три дня, и мы в Будапеште, где нас догнал наш друг Артём на своём Fat Boy FLSTF Anniversary . Первой длительной остановкой был Загреб, а точнее – Оресье, небольшой населённый пункт в 3 км к юго-западу, где наши давнишние знакомые Hollister MC 23–25 августа устраивали свой 18 WOW – мотофестиваль Wilde One Weekend . Сами организаторы называют своё мероприятие «полуоткрытым», так как оно не рекламируется, но вход бесплатный. Сотни мотоциклов, 87 клубов, гости из Словении, Боснии и Герцеговины, Германии, Дании и других стран, прекрасный дружественный приём со стороны организаторов, выходные, наполненные рёвом моторов, вкуснейшим хорватским пивом, общением со старыми и новыми друзьями, отличной живой музыкой – это было замечательно. К тому же мы поднимали людям настроение: по всей Хорватии две недели только и разговоров было, что о нас. Колясочник и Нелли всегда были в самом центре внимания, абсолютно всем было интересно и очень весело, уважение и восхищение бодрило и компенсировало нам тяготы пути.


На WOW мы встретили ребят из Twin Horn MC , с которыми тоже знакомы очень давно. Их Beach Party в Пуле проходит в следующие входные, но частично праздник начинается во вторник, так что в воскресенье мы стартовали из Загреба в сторону Пулы, и в тот же вечер наслаждались гостеприимством их замечательного клабхауса. Здесь мы пробыли до четверга, утро и день проводили на море, вечером катались с хозяевами по городу, посещали концерты, посвящённые их мероприятию, и выпили целую реку пива. В четверг переместились на место проведения Beach Party , поставили палатки. Как уже ясно из названия, оно располагается на берегу Пульской бухты, на территории бывшего военного городка, палатки стоят прямо на побережье. Кругом сплошные руины, буйно заросшие субропической растительностью, скалы ступенями уходят в чистейшую Адриатику, а в море острова и кораблики. Артёма, который прежде в Хорватии не бывал, всё это очень впечатлило. Место прекрасное, и мероприятие тоже – масштабный многодневный концерт, в котором принимала участие и группа Twin Horn Band , состоящая из членов клуба с президентом во главе, конкурсы антикварных и современных мотоциклов и автомобилей, тату-салоны, выставки, зажигательное стант-шоу – здесь не соскучишься. Люди приезжают сюда со всей Хорватии и из других стран. И снова: «Откуда? Из Москвы-ы-ы? А сколько ей лет, три? Два-а-а? Ну вы сумасшедшие! А можно с вами сфотографироваться (постоять рядом, пожать руку, угостить пивом и т. д.)?» Кто-то уже попрекает жён: «Ты ребёнка не захотела взять, а тут ехать полчаса – вот, посмотри на это!» – тщеславие можно было тешить до бесконечности. Надо сказать, что здесь я во второй раз после WOW совершенно измучилась с кормлением малютки, потому что ребята пустили меня за свои стойки, где мне выделили место и розетку с тройником, но воды рядом не было. Приходилось мне со всеми моими ковшиками и кастрюльками по несколько раз в день таскаться через все байк-шоу к ближайшему крану. Но все очень быстро узнали про семейку русских психов, и на меня смотрели с сочувствием и одобрением. На Нелли всё происходящее действовало крайне благотворно. Ребёнок, которого дома невозможно было ни накормить, ни уложить спать, стал кушать и запросто засыпал прямо на рок-концерте.


Кульминация Beach Party – это субботнее дефиле, то есть парад. Златко, член клуба Twin Horn MC и наш старый знакомый, снимал колонну дефиле на мотоцикле, а ещё один человек из клуба, Тони, с самолёта. Мне предложили присоединиться к Тони с фотоаппаратом. Конечно же, я согласилась. Это был уже второй мой полёт над Пулой, и я снова была захвачена фантастической красотой её заливов, островов, белоснежных яхт и черепичных крыш Старого города. Место проведения Beach Party недалеко от исторического центра, и совсем нетрудно посетить древнеримский Амфитеатр, младшего брата римского Колизея, Венецианскую крепость, церкви св. Николая, св. Франциска и св. Марии Формозы IV века, собор успения Девы Марии, построенный в V веке, Триумфальную арку, форум, храм Августа I века н. э. и многое другое – у Пулы богатая история и культурное наследие. В Старом городе масса ресторанчиков с отличной кухней, а Златко показал нам место, где готовят лучше всего. Самые вкусные кальмары живут в хорватских водах, а лучше всего в Хорватии их готовят в Пуле!


Неделя в гостях у Twin Horn MC пробежала как один день. Златко предложил нам скататься в Дубровник, где через выходные тусовка у Libertas Riders MK . Отличная идея, а до этого времени можно осесть где-нибудь на побережье. Горан, наш друг из Hollister MC , сказал, что мы можем остановиться у его матери в Водице. Мы с радостью приняли предложение, потому что Водице – дивный город, а Мира, мама Горана – замечательный человек. Мы отправляемся дальше на юг, в погоню за летом, три мотоцикла, четыре человека, и, словно яркое кино, разворачивается серпантин побережья: узкие бухточки, бесчисленные острова, кристальная вода, маленькие городки, утопающие в цветах, дикий инжир и южные сосны с длинными иглами, а над всем этим – горы. Мы не торопились, в пути ночевали, купались, объедались кальмарами. В Водице нас встретил Горан и его подруга Лана, и вот мы уже дома, и Мама Мира угощает нас праздничным обедом. Дом расположен очень удачно: в центре, в трёх минутах ходьбы от пляжей. Всё побережье занято барами с мягкими диванами под навесами, сиди хоть целый день и тут же купайся. Артём, который сначала хотел остаток отпуска провести в Пуле, стал подумывать о переезде на постоянное место жительства в Водице, до того хорошо тут было. Здесь нет аэропорта, возможно, поэтому туристов немного. Цены невысоки, есть галечные пляжи (обычно в Хорватии побережья скалистые), вода гораздо теплее, а виды такие, что дух захватывает. Исторический центр очень маленький, но интересный и древний. А особенно хорош спортивный порт: сотни яхт и катеров в удивительно чистой воде, рыбы и водоросли. Что касается ресторанов, то тут надо знать места, потому что готовят везде одно и то же, но где-то лучше, где-то хуже. Три дня мы отдыхали с Гораном и Ланой на взморье, потом они уехали в Загреб – ждали дела. На следующий день уехал и Артём. На прощанье Горан посоветовал нам побывать в национальном парке Крка и Шибенике. Поскольку время у нас было, мы так и сделали.


Шибеник всего в 10 км от Водице, не съездить туда просто преступление. Дорога идёт через горы, то мелькнёт крошечная белая часовня, то прямо на обочине жарят поросят целиком на вертеле, а потом вдруг открывается устье реки Крка – отвесные известняковые берега, поросшие колючими кустами, а вдали красные крыши Шибеника, и снова острова, острова… Потом справа появляется крепость св. Анны, и тут уже надо парковаться – улицы Старого города узки, иногда трём людям не разойтись, пересекаются под неимоверными углами, да к тому же везде лестницы, не проехать даже на скутере. Ещё бы: город основан в XI веке, и с тех пор тут мало что изменилось. Большинство жилых домов тоже было построено 1000 лет назад. Крошечные площади, колодцы, статуи святых навевают атмосферу средневековья, но средневековья южного, светлого, нарядного, обласканного горячим солнцем. Чрезвычайно интересно посетить старинное кладбище высоко на холме у подножия крепости. Мраморные и известняковые плиты хранят надписи, сделанные более 200 лет назад, а от обрыва к морю их отделяет только низенькая ажурная ограда. Внизу тоже есть на что посмотреть: дворцы архиепископа и князя, церковь св. Барбары, св. Николая, монастырь францисканцев, где больше всего понравился сад – монахи с древности занимались целительством, и уже много веков хранят сад, где растут лекарственные и пряные растения, и каждое снабжено табличкой с названием на нескольких языках. Не менее интересны и городская ратуша, словно пришедшая из Венеции, и собор св. Иакова – готика и ренессанс, циклопические стены, изысканные скульптуры. Фонтаны смягчают жару, в них плавают разноцветные рыбы и черепахи.


Самое интересное место в окрестностях Водице – парк Крка. Мы выезжали туда утром и оставались до вечернего закрытия. Но и этого было мало, чтобы насладиться сказкой. Потому что это действительно сказочное место, равняться с которым может разве что парк Плитвица. Здесь в глубоком известняковом каньоне течёт голубая Крка, то узкая и стремительная, то разливающаяся огромными озёрами. Недалеко от устья находится городок Скрадин, бывшая древнеримская Скрадона, этакий Шибеник в миниатюре. Средневековые улочки, церкви св. Спиридона, св. Иеронима, белые лебеди в тростниках, а на скалах над городом руины крепости XIII века утопают в пушистых соснах. Местные жители живут весело: мы случайно сунули нос в приоткрытую дверь одного жилого дома, а за ней была прихожая, битком набитая музейными экспонатами. Там было всё, от старинного «Зингера» и крестьянской утвари XIX века до мотоцикла и пулемёта.


Из Скрадина на корабле можно доплыть до Скрадинского бука – сердца парка. Вход в парк платный, но прогулка на корабле входит в стоимость билета. Мы поехали своим ходом, так как сумки с едой для ребёнка никто не отменял, а ходить с ними было тяжело. Скрадинский Бук – это цепь водопадов в заповедном лесу, тенистые чащобы, где проложены деревянные мостки для пеших прогулок, сотни ручьёв, буквально кишащих рыбами, трёхметровый тростник, опушки, поросшие цикламенами. Повсюду водопады, кипящие каскады воды низвергаются с головокружительной высоты – прямо не Хорватия, а амазонская сельва. Всё время держалась температура около 30°, влажность просто-таки тропическая, и мы бродили по этому волшебному парку как пьяные, хотя пили только по вечерам, возвращаясь к Маме Мире. Выше по течению находятся руины нескольких средневековых и римских укреплений, потом Крка разливается, образуя Висовачко озеро. В самом центре, на острове Висовце, находится монастырь, построенный в XV веке. Раньше туда уходили отшельники, а теперь можно попасть на лодке. Ещё дальше на север располагается Рошки слап, ещё одна система водопадов. Там только динозавров не хватает для полноты картины.


Настала пятница, мы попрощались с Мамой Мирой до встречи на обратном пути и выдвинулись в Дубровник. Дорога из Водице не сразу выходит на новый автобан, мы случайно проскочили нужный нам поворот и решили развернуться. Место было неудобное, как и везде на этой дороге – узковато и в обратном направлении невдалеке поворот. Я поехала первой, на 20 км/ч, включив аварийку. Уже завернула за поворот, а Ника всё не было, застрял. Вдруг со мной поравнялся здоровенный чёрный джип, какой именно, я не рассмотрела. Водитель что-то кричал, бибикал, моргал фарами. По привычке я даже не реагировала, мало ли на дороге персонажей, которые женщину на «Харлее» считают чем-то из ряда вон выходящим. Впереди был съезд, дядька на джипе обогнал меня, остановился, выскочил из машины, и, размахивая руками, бросился мне наперерез. Тут уж я притормозила. Человек на ломаном английском кричал что-то про другой «Харлей», который попал в аварию. «Какой ещё «Харлей»? – подумалось мне сначала, – что он несёт? Мой тут единственный». Но тут до меня дошло, что простой автомобилист, конечно же, не разбирается в марках и моделях так, как мы, и для него все большие красивые мотоциклы – «Харлеи». Уже с тяжестью в груди спросила:


Another big bike? With sidecar ? (Другой большой байк? С коляской?)
Yes! Yes! – надрывался мужик сквозь грохот моих прямотоков. – I turned to let you know! (Да! Да! Я развернулся, чтобы сказать тебе!)

Я обернулась и увидела постепенно выстраивающуюся за поворот пробку… Вот так. Муж, ребёнок. Наверное, надо было поблагодарить этого доброго человека, но мозг у меня отключился. Я развернулась, воткнула мотоцикл на обочину и почему-то пешком пошла обратно. Страха не было, только шла, как будто под водой – до того тяжёлым вдруг стало тело...


Уже намного позднее, анализируя своё состояние, я поняла: я настолько верила в Ника, что просто не могла взять в толк, что с ним может случиться что-то серьёзное. Его колоссальный опыт, более миллиона километров, накатанных за более чем 20 лет водительского стажа, его хладнокровие и фантастическая осторожность казались мне бронёй, защищающей от неприятностей на дороге. А мотоцикл бросила инстинктивно, чувствуя, что тело меня не слушается, и я могу завалиться или исполнить ещё что-нибудь. Кое-как дошла до поворота. Посреди дороги красовалась «Ауди» с разбитым передом, метрах в 15 застрял в отбойнике мотоцикл, а рядом стоял Ник с дочкой на руках. Увидев, что они вроде бы в порядке, я несколько пришла в себя. А невдалеке уже завывала сирена. Что произошло? Ник был уже на середине дороги, перпендикулярно движению, когда из-за поворота вылетела машина. Скорость была такова, что водитель тормозил в занос, но всё равно ничего не успел. Удар пришёлся в левую дугу, Ника вышвырнуло из-за руля, и метров десять он летел, созерцая синее небо. Мотоцикл поехал дальше в отбойник, который как раз тут и кончался. Под ним был обрыв метра полтора и спуск к каким-то домикам. И упасть бы «Боливару» с откоса вместе с Нелли, если бы не маленький столбик, за который креплением фары зацепилась коляска. Столб согнулся, но удержал. Убедившись, что с ребёнком всё в порядке, я осмотрела Ника. Помимо «асфальтовой болезни», он не мог поднять левую руку и сильно хромал на левую ногу, которая немедленно стала отекать, но был бодр и собран. Прибыла скорая помощь. Экипаж состоял из трёх дам, которые, несмотря на 30-градусную жару, были покрыты слоем косметики толщиной в палец и походили на группу Kiss , переодетую в белые халаты. Ника обмотали бинтами и оформили. На ребёнка даже не посмотрели, поверив мне на слово. Подъехала полиция. Человек, сбивший Ника, сидел на самом дальнем краешке съезда, и очевидно было, что боялся, что мы с ним заговорим. А что тут разговаривать, как будто сами скорость никогда не превышаем. Бодрость Ника тем временем испарилась, наступила реакция – лицо позеленело, губы посинели, он перестал ходить, тихонечко сидел в тени на приступке и пил воду. Вампирии из скорой непрестанно щупали его несчастную ногу и уговаривали ехать в больницу. Давление намерили 90 на 60 при его обычном 130 на 90. Собственно, он должен был потерять сознание (я после подобного падения потеряла), и это вполне естественно после такого удара. Однако, будучи крепким мужиком (а насколько крепким, узнаете дальше), не потерял. Бросать на обочине мотоциклы, таскать ребёнка по больнице, неизвестно как выбираться обратно было жутко несподручно. Лично я считала, что у него вывих плеча и допускала возможность переломов в ступне. Но Ник сказал, что ходить может, левая рука сгибается в локте, кисть работает, и мы решили никуда не ехать. Скорая уехала, взяв подписку об отказе, полиция выдала нам кучу непонятных бумаг на хорватском языке, стащила мотоцикл на обочину и тоже уехала. Ещё раньше исчез товарищ на «Ауди». Тишина, жара…


Оставив Ника и Нелли, я пошла за своим мотоциклом, но он не завёлся. У меня была мысль, что аварийка посадила аккумулятор, поскольку длилось всё это безобразие никак не меньше полутора часов. Но оказалось, что развалилась одна клемма. Очень вовремя, ничего не скажешь. Исправив это, перегнали мотоцикл к колясочнику. Досталось ему очень сильно: левая дуга согнулась под прямым углом вперёд, смяв стакан вилки, и отломилась внизу, рулевой демпфер разорвало, подножка отвалилась, бак смялся, хромированные крышки потрескались. Удар был такой силы, что рама мотоцикла слева внизу ушла внутрь, а крепления рамы коляски провернулись, геометрия нарушилась, и коляска сместилась внутрь настолько, что зажала правую подножку и педаль тормоза. Фара коляски оторвалась, ударившись об столб, и жалобно висела на проводах. Выглядело это настолько печально, что я предложила эвакуатор до Мамы Миры. Но Ник был очень зол и расстроен, а потому упрям. «Я настроился на тусовку, – сказал он, – подай мне монтировку и поищи где-нибудь домкрат». К этому времени все окрестные жители уже знали, что у нас случилось, звали меня побыть с ребёнком в домах и помогли найти домкрат. Я подавала ключи и, как могла, развлекала малыша, который проголодался, устал и соскучился на этой неинтересной обочине, где нельзя было побегать и не во что поиграть. Хотите – верьте, хотите – нет, но примерно за два часа Ник, действуя фактически одной рукой и одной ногой, страдая от боли, несмотря на проглоченные таблетки, сумел поправить мотоцикл так, что на нём можно было ехать. И в шестом часу вечера мы двинулись дальше! Сначала я беспокоилась, как Ник справится. Когда он садился за руль, то долго не мог встать на левую ногу, чтобы закинуть правую, и не мог поднять левую руку. Тогда он взял левую руку правой, поднял и положил на руль. И так делал до самой Москвы. А в целом издалека даже не было заметно, что что-то случилось, и единственным, что не устранили, было отсутствие стоп-сигнала, заметили позже. Позже пришло и понимание того, как нам на самом деле повезло. Если бы мотоцикл упал с обрыва, пострадал бы ребёнок. Фонарь коляски, скорее всего, выдержал бы, но тяжёлый холодильник мог бы сломать малютке ножки или ещё что-нибудь. А так всё произошедшее на ней никак не отразилось. Что же касается Ника, то его везение очевидно.


Автобан до Дубровника проложен по безлюдным местам, вокруг леса, горы, прохладные ущелья. Он немного не достроен, и оставшаяся часть пути идёт по старой приморской трассе. В тот вечер мы не доехали до Дубровника, зато имели удовольствие ночевать в роскошном доме площадью 200 м2 за € 30. С утра со скрипом тронулись в путь, и снова серпантины, пальмы, кипарисы и сияющее море. В Дубровнике, следуя указаниям по СМС, мы нашли место проведения праздника – кемпинг на побережье в районе с романтическим названием Бабин Кук. Там нас с распростёртыми объятиями приняли Libertas Riders MK , предложили помочь с ремонтом, помогли недорого и комфортно устроиться в трёх минутах от места проведения праздника. Приехали мы как раз к началу дефиле, но Ник так измучился, что решил остаться с Нелли в кемпинге. Президент Libertas Riders предложил мне заднее сиденье своего «Варадеро», чтобы я смогла пофотографировать. Я согласилась, о чём потом не сожалела. Дубровник, за исключением Бабина Кука и Старого города, практически целиком расположен на наикрутейшем склоне горы, улицы изгибаются под неимоверными углами, а лестниц примерно столько же, сколько и улиц. Дефиле проследовало через весь город и финишировало на смотровой, которая находится прямо над центром, однако ехать туда около 15 км по серпантинам и окрестным деревням. Перепад высот на расстоянии по прямой около километра составляет более 400 м, только представьте себе эту крутизну! Причём в определённый момент дорога как таковая кончается, и дальше идёт этакая козья тропа шириной с автомобиль, вихляющаяся во все стороны. Я, конечно, смогла бы сюда подняться, но это было бы непросто. Неудивительно, что у местного населения мало чопперов и тяжёлых круизеров. Наверху было накрыто угощение, и стояла уйма упаковок с баночным пивом. Тут же я встретила Златко, которого не видела с пульской тусовки. Он немедленно потащил меня к столам, а потом на экскурсию. Здесь, на вершине горы Срдж, находится весьма любопытная крепость. Она была построена между 1806 и 1812 годами, во время французского влияния. С 1815 по 1882 гг. её укрепила австрийская армия, а во время войны за независимость Хорватии в 1991–1995 гг. эта цитадель становится символом героической обороны Дубровника. В местном музее в главном корпусе обширная экспозиция, посвящённая этой войне. А на самом верху смотровая, и с головокружительной высоты распахивается яркая панорама: впереди слепящая синева Адриатики, покрытые лесом скалистые острова, белоснежные корабли, позади бесконечные цепи выжженных солнцем гор, а внизу, прямо под ногами, лепятся по склону пестрые домики и Старый город как на ладони. К крепости можно подняться и на фуникулёре, от Старого города до верхней отметки он долетает меньше чем за пять минут. Подкрепившись, участники дефиле отправились обратно в Бабин Кук, на концерт групп Puls и Vatra и дискотеку.


На следующий день мы решили, что Нику и Нелли обязательно надо подняться на смотровую. Нога у Ника к этому времени раздулась так, что он не мог натянуть ботинок, и почернела. Хорошо, что были кроссовки. Но для людей с пулей в мозгу это не повод лежать, мы просто поедем наверх на фуникулёре. И ребёнку будет аттракцион. Предварительно мы позавтракали на пляже Копакабана, искупались. Здесь тоже были кальмары, и я не смогла удержаться от того, чтобы попробовать. Это было роковое решение. Когда потом мы поднялись на смотровую, мне стало плохо. Так сильно я не отравлялась ни разу в жизни. Не вдаваясь в неаппетитные подробности, могу сказать только, что у меня ушло полтора часа на то, чтобы пройти 200 м от нижней станции фуникулёра до мотоцикла, и ещё минут 40, чтобы проехать 3 км до гостиницы. Ребёнок на обратном пути заснул, я, шатаясь, внесла дочку в номер, положила на кровать и рухнула сама, с ужасом думая, что будет, когда она проснётся. Прихромал и рухнул рядом Ник. Двухлетний ребенок не может быть один, за ним надо смотреть, а у нас совсем не было сил. Но случилось небывалое: Нелли проспала с пяти вечера до семи утра следующего дня. Я проснулась от жалобного плача: «Мама, дай сухарик!». Бодрая, голодная и свежая, я дала дочке сухарик и кинулась варить кашу, радуясь, что всё обошлось. Рано радовалась. Маленьких детей надо кормить регулярно, иначе от голода их может начать тошнить. Так оно и было, что бы я ни давала малютке. Дело было уже за полдень, когда этот кошмар закончился.


Собственно, настроение у нас было уже такое, что больше всего хотелось взять и уехать, но когда мы ещё попадём сюда? Вчера поход в Старый город сорвался, так поедем сегодня. Ник, стиснув зубы, перенёс пятичасовую пешую экскурсию, но, честное слово, оно того стоило! Недаром это место внесено ЮНЕСКО в список всемирного культурного наследия. Первое, что видишь, это монументальные крепостные стены, построенные около 1000 лет назад, они до сих пор сохранили мощь и величие. Это почти два километра непрерывной цепи бастионов, казематов и башен, объединённых между собой стенами, высота которых достигает 25 м, а толщина в некоторых местах составляет около 6 м. При этом всё вместе напоминает не форт, а сказочный дворец. Мы вошли через восточные ворота, так как там было легче всего запарковаться. От стен вниз идут улочки, целиком состоящие из ступенек. Я не поленилась их сосчитать, так как невезение продолжало нас преследовать: мы оставили сумку с детской едой в багажнике, чтобы не таскаться с термосами, и, когда настало время кормления, я побежала за ней наверх, и, уже поднявшись, с трудом переводя дыхание, поняла, что забыла взять у Ника ключи! Грозно выругавшись, я отправилась за ключами, от нечего делать, считая ступеньки. Их оказалось 124. Я прошла по ним в общей сложности пять раз, последний – когда уходили. Тому, кто не готов к сотням ступеней, я не советую туда соваться, так как улицы Старого города состоят из них примерно на три четверти. Это непросто, но в этом и кроется очарование: узенькие (от полуметра до двух) проходы между средневековыми домами, буйно цветущие растения в горшках (никакой незамощёной земли нет), тёмные арки, невероятные изгибы лестниц и перепады высот, постоянная тень и прохлада. А в одном месте можно открыть дверь, которая когда-то была потайным ходом из замка, и в лицо ударит ослепительное солнце, а скалы обрываются прямо в море, но и здесь можно купаться, если не побоишься спуститься по стальному трапу прямо в кипящий прибой. На маленьком выступе примостился бар, есть даже пара столиков на крошечных уступах. К сожалению, с двухлетним пупсом там делать нечего, и мы вернулись назад, смотреть францисканский и доминиканский монастыри XIV века, церковь св. Себастьяна и св. Игнасия, Дворец князя, живо напомнивший Италию, Большой и маленькие Онофриевы фонтаны, снабжавшие город пресной водой, и шумный многолюдный Страдун, главную улицу, заполненную ресторанами и сувенирными лавками. Очень понравился старый порт, маленький, уютный, с причалами для небольших средневековых кораблей, стаями рыб в бирюзовой воде, крепостью, охраняющей вход в гавань, арками и колоннами. Вместо толп туристов воображение рисует моряков, торговцев и женщин в старинной одежде. Вскарабкавшись по бесконечным лестницам назад, к парковке, мы наткнулись на женщину, которая, по-видимому, уже давно нас ожидала. «Я с телевидения, – сказала она, – могу я взять у вас интервью? Многие путешествуют на мотоциклах, многие едут к нам издалека, но вот чтоб с ребёнком!» Как же, понимаем, сенсация налицо. Из припаркованной рядом машины полезли провода, камеры, микрофоны…


На следующее утро мы всё же решили, что пора домой. Сначала в Водице, там переночуем. Пока я собирала вещи и кормила ребёнка, Ник грузил и снаряжал мотоциклы. Не успели тронуться, как я почувствовала сильный удар, как будто врезалась в бордюр. Чёртов замок! Я решила, что его снял Ник, а он подумал, что сниму я. И вот выезд на улицу, как везде в Дубровнике, с резкими поворотом и мощным спуском одновременно, светофор, я торможу, а передних тормозов нет! Кое-как оттормаживаюсь задними (благо, разогнаться ещё не успели), кричу Нику. «Едем до заправки, там разберёмся», – сказал он. Конечно, на мотоцикле такого веса не стоит ездить на одних задних тормозах, если что, они не удержат. Ближайшая заправка оказалась ни много ни мало в Боснии. Так что эти 80 км серпантина я ехала «на цыпочках» (а у Ника по-прежнему не работал стоп-сигнал). Выяснилось, что согнут диск. Ничего себе, подумала я, а Ник, обречённо вздохнув, пошёл выбирать камень потяжелее. «Сейчас сделаем так, чтоб ехать было можно, а потом уже доработаю как следует», – сказал он. Но ничего дорабатывать не пришлось, и я снова наслаждалась ездой, любовалась морскими бухтами, по красоте не уступающими Портофино: беленькие домики под терракотовыми крышами, цветущие бугенвиллии, яхты и катера. Очень интересно устье реки Неретва: огромный плоский участок суши когда-то был болотом, а сейчас разрезан сетью каналов на разные по площади и форме участки и засажен разными растениями, так что все кусочки ещё и разного цвета, этакое лоскутное одеяло. Трасса идёт высоко по склонам, и вид напоминает иллюстрации к учебнику истории древнего мира в том месте, где речь идёт про Древний Египет и изобретение геометрии земледельцами. Дальше нужно было переваливать по дикому серпантину через горный хребет на новый автобан, и тут нас накрыла такая гроза, что мы были вынуждены остановиться. Со склонов на дорожное полотно обрушивались целые ниагары, мотоциклы стояли почти по ступицу в воде, хлестал град размером с фасолину, сверху били молнии. Дочка громко ревела от страха, но ни утешить её, ни вытащить из коляски мы не могли – мгновенно промокла бы и она, и внутренности коляски. Ветер был такой, что мы боялись, что опрокинет «Харлей». После этого стихийного бедствия температура резко упала, и к Маме Мире мы приехали, щёлкая зубами. По-настоящему холодно не было, градусов 16–17 тепла, но нас избаловало райское солнце и месяц жизни при +27… +30 °С. Маму Миру чуть удар не хватил, когда она увидела, во что превратились Ник и «Боливар». Я это оценила и решила, что наши мамы никогда не узнают всей правды (Нелли, правда, спалила нас сразу по приезде: «Светило солнце. Папа упал. Потом был бабах». К счастью, бабушки сочли это обычным детским лепетом, не стоящим внимания). Нику становилось всё хуже, и на следующий день мы решили двигаться в Загреб, пока он ещё может ехать. Там нас уже ждали Hollister MC , предложили помощь с мотоциклом, привезли для Ника хорошее лекарство. Мы замечательно провели вечер, переночевали в их клабхаусе и наутро двинулись дальше на север. В Польше было уже совсем холодно, +10 °С и дожди. Сначала были мысли съездить в Клайпеду и Гаргждай, но Ник чувствовал себя всё хуже, и мы взяли курс на Вильнюс, где нас уже ждали Vorai MC . Лина, жена одного из членов клуба, работает в больнице. Наутро она повезла Ника к себе на обследование. Вернулся он через три часа, криво усмехаясь. Рентген показал перелом плеча, точнее, той части плечевой кости, которая находится в суставе. Я так и села. Получается, что он проехал со сломанной костью больше 4000 км! Это своего рода рекорд, но лучше обойтись без такого! Ему нужно было носить специальный бандаж, но как тогда рулить? Немедленно домой и лечиться!


Немедленно, конечно же, не получилось – на следующий день с самого утра зарядил дождь, который в Беларуси превратился в жуткий ливень, так что ехать быстрее 70 км/ч было невозможно. В довершение всех бед я здорово простудилась. Мы заночевали в Юрцево, а наутро дождь всё шёл, и термометр показывал +2 °С. Мы продолжали наш путь: я – в жару и полубреду, он – со сломанным плечом и ответственностью за крошечного ребёнка. Но мы не огорчаемся. Это ни в коей мере не было отдыхом, но это была победа. Никогда не разбивает мотоциклы и не хворает только тот, кто никуда не ездит, а количество приключений в дороге прямо пропорционально времени, проведённому на ней. Мы убедились, что путешествовать с ребёнком ясельного возраста таким образом вполне возможно. Мотоциклы не разлучают, а ещё больше соединяют нас. И теперь мы всегда будем ездить все вместе.


< Среднее арифметическоеHarley Owners Group: ВСЕ НА ОТКРЫТИЕ! >
2 Марта 2017 11:30