Неслабый пол «Дакара»

Неслабый пол «Дакара»

Текст: Анастасия Нифонтова
Фото из личного архива

Для российского мотоспорта этот год стал прорывным по ралли-рейдовому направлению. Анастасия Нифонтова стала первой соотечественницей, добравшейся до финиша «Дакара», Александр Иванютин – обладателем лучшего итогового места за всё время нашего участия в марафоне. Какой ценой дались эти рекорды, «Мотоэксперту» рассказала сама Анастасия.

Мечта – как любовь, которая возникает из ниоткуда, будто её приносит какой-то неожиданный ветер. Вначале это лишь маленький еле заметный ветерок, который со временем перерождается в сильный упругий поток и заканчивается ураганом, сносящим все препятствия. В далёком 1998 году лёгким дуновением в душу занесло первые песчинки мечты о «Дакаре» из фотографий и рассказов Александра Нифонтова о самой сложной и загадочной гонке планеты, которая тогда ещё проходила на Африканском континенте. В тот момент я даже во сне не могла себе представить, что когда-нибудь сама смогу оказаться среди участников этой великой Одиссеи. Однако мысли о бескрайних пустынях и манящих песках уже не оставляли, и над кроватью поселился огромный постер со Стефаном Петранселем, мчащимся на «Ямахе» к очередному первому месту. 


А сейчас, спустя 19 лет, тот самый, лишь слегка постаревший Петрансель сидит на соседнем ряду самолёта после 13-й победы на «Дакаре». Мы мило общаемся, как будто так было всегда, и в голове складывается полное ощущение, что жизнь разделилась на две части – до и после «Дакара». Но обе части навсегда связаны одной мечтой, без которой ничего бы не было. Мой лёгкий бриз сменился устойчивым ветром с курсом на «Дакар» в 2014 году, когда я достаточно успешно проехала свои первые несколько этапов чемпионата мира по кросс-кантри ралли. Буквально за год до этого я брала интервью у Марка Комы, в котором задала вопрос о правильной подготовке к «Дакару». Он тогда сказал, что надо как минимум пару лет провести в чемпионате мира и только потом заявляться на марафон, иначе добраться до финиша будет практически нереально, да и сама гонка будет опасной и похожей на сплошное мучение. 


Сначала казалось, что великий Марк перегибает, но сейчас я понимаю, насколько он был прав. Проехав за три года и успешно финишировав в девяти этапах чемпионата мира и двух ралли-марафонах «Африка Эко Рейс» (а это в целом около 32000 км наката), мне казалось, я знаю о ралли рейдах практически всё и готова к любым испытаниям. Как же я ошибалась в своей самоуверенности! Очень серьёзно мою подготовку как моральную, так и физическую, подпортила история с допингом и двухмесячной борьбой за право получить гоночную лицензию. Пока все заявленные участники не слезали с мотоциклов, я не вылезала из-за компьютера, упражняясь в медицинском переводе, юриспруденции и эпистолярном жанре. Как в хорошем голливудском триллере вопрос о моём участии стоял открытым буквально до последних минут, но я смогла-таки добиться своего и получила лицензию ранним утром перед административными проверками. 


Казалось, можно было выдохнуть и сосредоточиться на гонке, но организм был морально так сильно измотан, что на старте я была похожа на выжатый лимон, как будто не стартовала, а финишировала. Но на резервном питании запасных батарей организма я выехала на старт первого спецучастка в надежде разобраться с проблемами в процессе. Первые дни в Парагвае и Аргентине были ужасно жаркими. Градусник в тени иногда показывал пугающие +45 °С. В первый день гонки спецучасток был маленький, но из-за жары и пыли даже его хватило, чтобы почувствовать себя очень неуверенной. На второй день уже всё началось по-настоящему. Подъём в 3:45, выезд на лиазон и финиш спустя 12 часов после старта. Всю дорогу пыль, противный феш-феш и жара. От температуры и сильных перегрузок на сложных техничных кусках трассы у меня начала жестоко болеть голова, да так, что приходилось два раза минут на 20 останавливаться у поста медиков и приходить в себя. Плохо было настолько, что я на полном серьёзе задумывалась о сходе. Сложно убедить себя в том, что ты сможешь проехать ещё «каких-то» 300 км по бездорожью в таком состоянии по дикой жаре. Придавала сил мысль о том, что я изо всех сил боролась последние два месяца за право стартовать не для того, чтобы сойти в первые же дни. 


Это Африка, и тем более не Эмираты, больших песчаных дюн крайне мало, зато есть отвратительный песчаный кочкарник с верблюжьей травой и кустами, ехать по которому – то ещё удовольствие. Один из таких жесточайших кусков был на СУ 4 перед въездом на красивые высокие дюны. Песок был очень тяжёлый и вязкий, мотоцикл в нём болтало и постоянно норовило переставить на жёсткие кочки и кусты, которые подбрасывают вверх как из катапульты. На расстоянии одного километра до дюн пейзаж напоминал поле битвы, равномерно покрытое ранеными бойцами. Я медленно пробиралась между лежащими мотоциклами и стоящими с одышкой гонщиками, так как всё это происходило на четырёхкилометровой высоте. Сама тоже раза четыре прикладывалась на бок, но именно на том куске мне удалось отыграть приличное количество позиций. В высоких дюнах уже можно было отдохнуть и получить удовольствие от сёрфинга по вершинам. 


Ещё один интересный момент был на пятом СУ. Утром стартовали в дождь, было холодно и очень скользко. Раллийная резина ведёт себя в глине как шоссейный слик на грунтовой секции супермото, а из-за дождя, тумана и капель на очках плохая видимость добавляла трудностей. В тот день у меня ничего не болело, но отсутствие какой-либо силы в организме не давало ехать вообще. Я в буквальном смысле слова катилась практически на холостом ходу. Меня обгоняли соперники, которых я легко объезжала днём ранее. В первом отрезке случилось два схода с переломами, медиками и вертолётами, что ещё добавляло «позитива», и мой внутренний голос уговаривал ехать ещё более аккуратно. Поэтому я очень внимательно вчитывалась в дорожную книгу, по которой трек бился достаточно чётко. В какой-то момент навстречу поехала группа участников, среди которых оказались очень быстрые ребята, включая победителя прошлогоднего «Дакара» в квадрозачёте Рафаля Соника. Они не смогли найти правильную точку и решили вернуться, чтобы поискать другую дорогу. Я попробовала спорить, но меня не послушали, и толпа умчалась в другую сторону. Я решила, что буду ехать сама, доверяя книге. 


Дорога вывела на каменистое плато практически без следов и большим количеством переплетающихся дорожек. Вокруг попадались мчащиеся в разные стороны гонщики, но я с упорством катка ехала, чётко придерживаясь курса. И моё упорство было вознаграждено. Я точно выехала на заданную точку, не потратила ни единой лишней минуты и показала впечатляющий финишный результат. А заодно ещё раз убедилась, что никогда не надо следовать стадному инстинкту и метаться по сторонам, теряя драгоценное время и топливо. Кстати, здесь я поставила свой первый рекорд пребывания на мотоцикле, стартовав и финишировав затемно. На дорогу у меня ушло около 16 часов. А потратить меньше 10 за всю неделю не вышло ни разу. Мышцы забились настолько, что сложно было повернуть голову. Спасибо команде «КАМАЗ-мастер» за помощь их массажиста, которая возвращала моё тело в рабочее состояние. После дня отдыха в столице Боливии Ла-Пасе нас ждал марафонский этап, когда вечером гонщики оставались без ассистанса, механиков и команды. Инструмент и запчасти – только на себе, так что рассчитывать на ремонт мотоцикла в случае серьёзных поломок не приходилось. Покрышки перед стартом пометили специальной краской, так что поменять резину тоже не получалось. 


На всякий случай мы с Шуриком Иванютиным применили небольшую раллийную хитрость, подкинули в «КАМАЗ» Николаева мешочек с запасной кроссовой одеждой. Но с погодой повезло, и «запаска» не пригодилась. А на бивуаке на территории военной части нам выдали одинаковую форменную одежду и уложили спать в казарме на двухэтажных железных кроватях. На всех, правда, мест не хватило, мне пришлось спать на матрасе в углу. Правда, долго страдать на бетонном полу не пришлось, уже через пять часов объявили подъём. Вторая часть марафонского этапа оказалась самой длинной, хотя вначале ничто не предвещало таких приключений. После 14 часов «рабочего дня» на двух СУ и лиазонах солнце уже клонилось к закату. До финиша оставалось каких-то 100 км, когда нас остановили организаторы и сказали, что основную дорогу размыло после дождей и придётся ехать в объезд около 330 км по горному серпантину и бездорожью. Нас сразу предупредили, что это будет крайне опасно, поэтому был вариант остаться ночевать прямо там, у заправки, либо на обочине, либо найти в соседней деревне отель. 


Я не могла оставаться, так как команда ждала на бивуаке, и у меня даже не было никакой связи с ними. Страшно уставшие, мы скооперировались с другими гонщиками в группу из четырёх мотоциклов и двинулись в ночь. Я не из робкого десятка, но даже мне было страшно закладывать резкие повороты на серпантине в кромешной темноте. Причём от усталости организм вяло реагировал на происходящее, так что пришлось сбавить скорость и отпустить парней вперёд. Когда стало совсем плохо и страшно, горы расступились, и я выехала на ровную поверхность. Прямая дорога до горизонта, я догнала небольшой караван из машин ассистанса. Казалось, можно было немного расслабиться, но через пару километров полицейский патруль согнал всех с асфальта на грунтовку. Разбитый грейдер, похожий на стиральную доску, жутко пыльный и местами с песчаными перемётами длился ещё больше 100 км. К моменту встречи с бивуаком общее время за рулём было равно 19 часам. Я была похожа на зомби, выполняющего движения на автомате. При этом большая часть мотогонов, да и автомобилистов ещё не добралась до бивуака, а часы уже показывали половину второго ночи. Из-за этого форс-мажора организаторам пришлось отменить СУ следующего дня, что совершенно не означало дополнительного дня отдыха, так как пришлось пыхтеть по лиазону около 700 км. После этого настал самый запоминающийся гоночный день. Организаторы предупредили, что СУ 10 будет самым сложным как технически, так и навигационно. Тем более мы спустились с гор, въехали обратно в Аргентину, и температура воздуха снова поднялась. 


В тот день я провела только на СУ (без лиазонов) ровно 10 часов. Присесть и отдохнуть нельзя было ни на минутку. Разбитый вязкий песок и феш-феш с замешанными во всё это камнями разного калибра, миллион дорожек и разветвлений в руслах рек, где плутали даже очень опытные пилоты, включая Петранселя на его космическом «Пежо». В нескольких местах было откровенное эндуро, которое в роудбуке обозначали как «триал». В тот день по состоянию здоровья сошло несколько взрослых мужиков, включая чемпиона мира 2016 года чилийца Пабло Квинтанилла, который до того дня уверенно держался в тройке лидеров. На финише я сорвала шквал аплодисментов от судей, журналистов и зрителей. Именно в этот день все сошлись во мнении, что это действительно один из самых сложных южноамериканских «Дакаров». Шурик в тот день очень много плутал, из-за этого потерял несколько позиций и был ужасно расстроен, хотя в моём понимании он ехал очень здорово. Нужно было продержаться каких-то два дня. Хотелось надеяться, что дальше пойдёт чуть легче. 


Не тут-то было. Первые 30 км 11 спецучастка с полными баками проходили по глубокому песку. На нашей тренировочной кроссовой трассе в Петрово-Дальнем многие спортсмены на лёгких кроссовых мотоциклах не могут такое осилить в течение 10 минут, а тут тушка 180 кг и около получаса адского месива, да ещё и на 11 день гонки. В какой-то момент я просто уронила мотик в одном из небольших песчаных подъёмов. Показалось, поднять – не проблема. Но в мотоцикл как будто насыпали свинца. В этот момент подбежал оператор и начал снимать крупным планом драму «Девочка и мотоцикл». Жара, сил нет, пот заливает лицо (его потом все СМИ за мои слезы выдадут), бросать уже почти поднятый мот ой как жалко, но в итоге пришлось. Спасибо огромное французскому гонщику Грегори Морату, который помог справиться с тушкой. Как потом эти кадры комментировались в России, слушать смешно и грустно, приходится лишь улыбаться и вспоминать пережитое. Долгожданный финиш в Буэнос-Айресе мы с Шуриком Иванютиным сравнили с окончанием войны. 


В первую очередь мы выжили, в то время как ежедневно с «поля боя» вывозили несколько человек с травмами разной тяжести. Кто-то сошёл сам, не выдержав жестокого ритма, у кого-то не выдержал организм. Мы же смогли финишировать в свой дебютный «Дакар», и это большущее достижение. Сашка до последнего шёл на четвёртой позиции в зачёте Rookies (дебютанты «Дакара»), пока не заблудился и не перешёл на позицию ниже. На отдельных спецучастках он показывал фантастические результаты, обгоняя некоторых заводских пилотов, и занял 32 место, лучшее в истории российского мотоспорта. С первого раза, после серьёзного перелома ноги (снял спицы и гипс всего за две недели до старта), с минимальным опытом участия в ралли-рейдах из двух этапов чемпионата мира. Очень обидно, что на фоне успехов других российских гонщиков Иванютина отодвинули в информационную тень, а ведь как по прохождению, так и по составу участников мотоциклетный зачёт считается намного сложнее квадроциклетного и грузового. Я в свою очередь, несмотря на все приключения до и после старта, смогла обогнать опытнейших соперниц и завоевать серебро в женском зачёте. Да и среди мальчишек тоже вполне неплохой результат – 75 место из 145 стартовавших и 96 финишировавших. И наши результаты – заслуга ещё и тех, кто нас поддерживал, прежде всего автомотоклуба «Московская полиция» и генерального партнёра команды, компании «Библио-Глобус».



< Правильный выборСергей Карякин: «Есть идея победить в трёх классах» >
2 Марта 2017 13:55 Николай Богомолов